Заимствования в книге Притчей Соломоновых из древнеегипетской «Книги Аменемопе»

«Наиболее очевидные заимствования библейским текстом непосредственно из египетских текстов выявляются при сопоставлении Библии с вышеупомянутым «Поучением Аменемопе». Поучение содержится в папирусе Британского музея № 10474 — относительно датировки папируса мнения египтологов расходятся. Но к какому бы времени его ни относили, текст папируса существовал уже во времена XXI династии. Доказательством этому служит остракон Каирского музея, датируемый II в. до н.э. и содержащий части текста папируса (3/8-4/10).

Сравним некоторые места египетского текста «Поучения Аменемопе» с библейской книгой Притчей Соломоновых. В последней (23, 4—5) сказано: «Не заботься о том, чтобы нажить богатство, оставь такие мысли твои, устреми твои глаза на него — и его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу». В «Поучении Аменемопе» (9/14-19, 10/4) читаем: «Не тщись найти выгоду, чтобы обеспечить свои потребности. Если ты приобрел богатства грабежом, они не проведут и ночи с тобой; на рассвете они уже вне дома твоего, их место можно узреть, но их уже нет… они сделали себе крылья, как гуси, и улетели к небу».

В библейской книге Притчей Соломоновых (22, 24-25) сказано: «Не дружись с гневливым и не сообщайся с человеком .вспыльчивым, чтобы не научиться путям его и не навлечь петли на душу твою». В «Поучении Аменемопе» (11/13, 11/17) читаем: «Не братайся со вспыльчивым, не приближайся к нему для разговора… пусть он не завлечет тебя и не набросит петли на тебя…».

В книге Притчей Соломоновых (22, 17-18) дается совет: «Преклони ухо твое и слушай слова мудрые, и сердце твое обрати к моему знанию, потому что утешительно будет, если ты будешь хранить их в сердце твоем, и они будут также в устах твоих». Аналогичное место находится и в «Поучении Аменемопе» (3/9-16): «Преклони ухо, внимай сказанному, обратись, чтобы истолковать это, полезно закрепить это в твоей голове, но вредно тому, кто пренебрегает этим».

Можно было бы привести и другие соответствия между книгой Притчей Соломоновых и «Поучением Аменемопе», однако и отмеченных вполне достаточно для доказательства того, что случайными они быть не могут — налицо заимствование.

Некоторые ученые, сознательно или бессознательно, но, несомненно, под влиянием конфессиональный установок, пытались показать, что «Поучение Аменемопе» — египетский перевод с еврейского либо что «Поучение» и книга Притчей Соломоновых восходят к одному семитскому источнику. Однако эти попытки оказались полностью несостоятельными. «Поучение Аменемопе» — естественное продолжение более раннего «Поучения Ани» и других дидактических произведений египетской литературы.

Следы влияния египетских текстов на Библию обнаруживаются и в библейской книге Иова. Акад. Б. А. Тураев отметил воздействие месопотамской литературы на книгу Иова, но наряду с этим бесспорно и египетское влияние. Здесь упоминаются, например, страусы (30, 29; 39, 13), бегемот (40, 10) — представители именно египетской фауны.

В более явной форме египетское влияние сказывается в библейской книге Экклезиаста, лейтмотивом которой является «Я, мы да пьем, утрие бо умрем» (2, 24; 3, 12; 3, 22; 5, 18; 9, 7; 9, 9). Этот же мотив пронизывает и разные варианты так называемой’ египетской «Песни арфиста» (песнь V Хаи-Инхерета, 5, 2, 15): «Воистину, празднуй, умастись, возложи цветы на грудь свою. Рядом с тобой [да будет] любимая тобой… Обратись к кутежам ежедневно вплоть до дня погребения» (время Рамсеса III). Этот мотив прослеживается и в заупокойных текстах гораздо более поздних времен — следствие пробудившегося скептицизма в отношении загробной жизни.

Внимание ученых неоднократно привлекало очевидное сходство между гимном богу Атону, составленному и написанному во время фараона-еретика Эхнатона (XIV в. до н. э.), и 103-м псалмом.

«Ты заходишь на западном небосклоне — и земля во мраке, наподобие умершего. Спят они в помещениях, и головы их покрыты, и не видит один глаз другого, и похищено все имущество их, которое у них под головой, без ведома их. Каждый лев выходит из своего логова. Все пресмыкающиеся жалят их во мраке, когда приходит ночь и земля в молчании, [ибо] создатель их зашел на небосклоне своем». С этим местом гимна богу Атону следует сравнить псалом 103 (20-21): «Ты простираешь тьму, и .бывает ночь; во время нее бродят все лесные звери, львы рыкают о добыче и просят у бога пищу себе».

А вот и другая параллель. Гимн Атону: «Суда плывут на север и на юг равным образом, пути все открыты, когда ты сияешь. Рыбы в реке резвятся перед ликом твоим, [ибо] лучи твои [проникают] в глубь моря». В том же псалме 103(25) говорится: «Это море великое и пространное; там пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые с большими, там плавают корабли…» И далее. Гимн Атону: «Как многочисленно то, что ты делаешь и что скрыто перед миром, бог единственный, подобного которому нет, ты один сотворил землю по желанию сердца твоего». В псалме 103(24) читаем: «Как многочисленны дела твои, господи! Все сделал ты премудро: земля полна произведений твоих».

Псалом 103 не является, как разобранное выше место книги Притчей Соломоновых, переложением с египетского, однако связь его с гимном Атону налицо. Библейский автор, иудей-монотеист, подчеркивает в этом псалме, что бог, которому он молится, — единственный и что для него, автора, неприемлемы и непонятны египетские гимны, адресованные различным богам.

В гимне же Атону, единственному богу, воспетому фараоном-еретиком, можно было и кое-что позаимствовать. Фактически Атон не был единственным, в глазах современников Эхнатона, но в гимне он фигурирует как единственное божество, как демиург, один сотворивший все сущее.

В Библии нашли отражение и египетские воззрения на загробную жизнь, в частности представления о психостасии. Библейские книги неоднократно упоминают о взвешивании как о методе (книга Иова, 31, 6; книга Притчей Соломоновых, 16, 2: «Господь взвешивает души», 21, 2: «Господь взвешивает сердца»).

Наконец, следует отметить, что иудеи, жившие в Египте, вовсе не гнушались погребальных обрядов египтян, о чем прямо говорится в Библии. Изложение истории Иосифа в книге Бытия заканчивается описанием его смерти: «И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзамировали его и положили в ковчег в Египет» (50, 26). Таким образом, одно из положительных лиц библейской истории, Иосиф, был погребен в Египте и по египетскому обычаю. Сто десять лет, по представлениям египтян, идеальная продолжительность человеческой жизни.

О влиянии египетских текстов на Библию в чисто литературном плане можно было бы сказать еще очень много — здесь приведены факты в основном в религиозном аспекте.»

Источник: М.А. Коростовцев «Религия Древнего Египта». Спб: 2000. С. 230-231.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.